Главная Биографии О Пророках Пророк аль-Хадыр (Хызыр) (мир ему)
Пророк аль-Хадыр (Хызыр) (мир ему)

Пророк аль-Хадыр (Хызыр) (мир ему)

76
0

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного

Хвала Аллаху – Господу миров, мир и благословение Аллаха нашему пророку Мухаммаду, членам его семьи и всем его сподвижникам!

А затем:

Прежде чем начать наш рассказ, хотел бы попросить наших читателей обратить внимание на сноски, в них вы узнаете много нового и интересного …

Рассказ о Мусе (мир ему) и Аль-Хадире[1]

Аллах Всевышний сказал: И [ вспомните, как] Муса ска­зал своему слуге[2]: «Я не остановлюсь, пока не достигну места слияния двух морей, [даже если на это мне придётся] потратить [многие] годы!»

Достигнув места их слияния, они забыли о своей рыбе, [которая выбралась из кор­зины] и поплыла своим путём по морю[3], как по подзем­ному ходу.

Когда же они преодолели[4] [некоторое расстояние, Муса] сказал своему слуге: «При­неси нам наш обед, ведь мы утомились в пути».

Он сказал: «Разве ты [не пом нишь], как мы укрылись у скалы [у места слияния двух морей]? Поистине, я забыл о рыбе, и только шайтан заставил меня забыть [сказать тебе] о ней, а она чудесным образом [ожила и] уплыла в море своим путём».

[Муса] сказал: «Этого-то мы и желали!» — и они вернулись назад по своим следам. [Там] они обнаружили одного из Наших рабов, которому Мы оказали Нашу милость и [передали часть] Нашего знания [о сокрытом].

Муса сказал [аль-Хадиру]: «[Могу] ли я последовать за тобой, чтобы ты научил меня тому, что было дано знать тебе о прямом пути?»

[Аль-Хадир] сказал: «Поистине, у тебя не хватит терпения, [чтобы быть] со мной. Как сможешь ты проявлять терпение, [сталкиваясь] с тем, чего не объемлешь знанием?»

[Муса] сказал: «Если пожелает Аллах, ты увидишь, что я буду проявлять терпение и [ни в чём] не ослушаюсь тебя».

[Аль-Хадир] сказал: «Если ты последуешь за мной, ни о чём меня не спрашивай, пока я сам не расскажу тебе об этом».

[После этого Муса и аль-Хадир] двинулись в путь, когда же они сели на корабль, [аль-Хадир] сделал дыру в его [борту]. [Муса] сказал: «Ты проделал в нём дыру, чтобы потопить тех, кто [находится на корабле]? Ты совершил нечто [неподобающее]

[Аль-Хадир] сказал: «Разве я не говорил, что у тебя не хватит терпения, [чтобы быть] со мной?»

[Муса] сказал: «Не укоряй меня за то, что я забыл, и не возлагай на меня тяжкое бремя». [После этого Муса и аль-Хадир продолжили] путь, когда же они встретили какого-то мальчика, [аль-Хадир] убил его. [Муса] сказал: «Неужели убил ты невинного человека не [в качестве возмездия за убийств о]? Ты совершил неслыханное дурное дело!»

[Аль-Хадир] сказал: «Разве я не говорил, что у тебя не хватит терпения, [чтобы быть] со мной?»  [Муса] сказал: «Если я спрошу тебя о чём-либо и после этого, больше не сопровождай меня, [ибо, если ты поступишь так] со мной, это уже [заслуживает] оправдания».

[После этого Муса и аль-Хадир продолжили свой] путь, когда же они пришли к жителям одного селения, то попросили [этих людей] накормить их, но те отказались оказать им гостеприимство. [В этом селении] они обнаружили готовую обрушиться стену, и [аль-Хадир] поправил её, [после чего Муса] сказал: «При желании ты мог бы получить за это плату».

[Тогда аль-Хадир] сказал: «Это [значит, что] нам с тобой [пришла пора] расстаться, [но] я объясню тебе смысл того, что ты не смог стерпеть. Что касается корабля, то он принадлежал беднякам, которые работали в море. Я захотел нанести ему повреждение [только] потому, что за ними находился царь, который силой отбирал [у владельцев] каждый [целый] корабль.

Что касается мальчика, то его родители являются верующими, и мы побоялись, что [когда он вырастет, то] станет притеснять их в силу своего произвола и неверия.

И мы захотели, чтобы вместо него Господь их даровал им [другого ребёнка, который будет] чище и ближе к милосердию [по отношению к родителям], чем этот.

Что же касается стены, то она принадлежит двум мальчикам-сиротам из города, а подней находится принадлежащий им клад. Отец их был праведником, и Господь твой пожелал, чтобы, достигнув зрелости, они извлекли [оттуда] свой клад по милости твоего Господа. [Ничто из] этого я не делал по собственному усмотрению. [Таково] истолкование того, [при виде] чего ты не смог проявить терпение» (18:60–82).

 Некоторые обладатели Писания утверждали, что Мусой, который отправился к аль-Хадиру, был Муса, сын Минсы, сына Юсуфа, сына Я‘куба, сына Исхака, сына Ибрахима. Их мнение разделяли люди, которые следовали за ними, использовали их труды и передавали сообщения из их книг. Одним из них был Науф ибн Фадаля аль-Химьяри аш-Шами аль-Бикали.

Говорят, что он жил в Дамаске, а его мать была женой Ка‘ба аль-Ахбара. В действительности же к аль-Хадиру отправился Муса, сын ‘Имрана, пророк израильтян, на что указывает содержание ряда  аятов Корана и достоверный хадис, который приводят аль-Бухари и Муслим.

Сообщается, что Са‘ид ибн Джубайр сказал: [Однажды] я сказал Ибн ‘Аббасу, что Науф аль-Би-кали утверждает, будто Муса, который сопровождал аль-Хидра, не являлся пророком израильтян. [Услышав это], Ибн ‘Аббас воскликнул: «Враг Аллаха солгал!»

[Как сообщает Са‘ид ибн Джубайр, после этого] Ибн ‘Аббас (да будет доволен им Аллах)  сказал, что Убай ибн Ка‘б (да будет доволен им Аллах)  передал им, что он слышал, как Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: [Однажды] Мусу, который обратился с проповедью к израильтянам, спросили: «Кто из людей является самым знающим?» Он сказал: «Я», и [за это] Аллах выразил ему порицание, ибо [Муса должен был ответить, что это известно только Аллаху]. Затем Аллах ниспослал ему в откровении: «Поистине, у места слияния двух морей [ты встретишь] одного из рабов Моих, который знает больше, чем ты». Муса спросил: «О Господь мой, как мне найти его?» — и [Аллах] сказал ему: «Возьми с собой рыбу и положи её в корзину, [а раб этот] будет там, где ты потеряешь её». [После этого Муса] отправился в путь вместе со своим молодым [слугой] по имени Юша‘, сын Нуна.

Добравшись до одной скалы, они склонили головы и заснули. Тем временем рыба стала биться в корзине, выскочила из неё, упала в море и поплыла своим путём, [будто] по подземному ходу (18:61), и Аллах сделал так, что вода, [в которой она плыла], оставалась спокойной, ибо над ней появилось [нечто] вроде свода. Когда [Муса] проснулся, его [слуга] забыл сообщить ему [об исчезновении] рыбы. Они [снова] двинулись в путь [и шли] до конца дня и всю ночь. На следующее утро Муса велел своему слуге: «Принеси нам наш обед, ведь мы утомились в пути» (18:62), а до того как он миновал то место, куда Аллах велел ему [идти], Муса не испытывал усталости. Его слуга сказал ему: «Разве ты [не помнишь], как мы укрылись у скалы? Поистине, я забыл о рыбе, и только шайтан заставил меня забыть [сказать тебе] о ней, а она чудесным образом уплыла в море своим путём» (18:63). [Так] рыба [уплыла, будто] по подземному ходу, [чему] поди-вились Муса и его слуга, которому Муса сказал: «Этого-то мы и желали!» — и они вернулись назад по своим следам (18:64).Таким образом, они возвращались по своим следам, а когда добрались до той скалы, [увидели] человека, облачённого в [свои] одежды. Муса пожелал ему мира, а аль-Хадир спросил: «Откуда в твоей стране знают о [таком приветствии]?» [Муса] сказал: «Я — Муса». [Аль-Хадир] спросил: «Муса [из числа] израильтян?» — [и Муса] ответил: «Да, и я пришёл к тебе, чтобы ты научил меня тому, что было дано знать тебе о прямом пути (18:66)». [Аль-Хадир] сказал: «Поистине, у тебя не хватит терпения, [чтобы быть] со мной (18:67), о Муса, ведь я обладаю знанием, которое было дано мне Аллахом и которое неведомо тебе, ты же обладаешь [иным] знанием, [также] дарованным тебе Аллахом и неведомым мне». [В ответ на это] Муса сказал: «Если пожелает Аллах, ты увидишь, что я буду проявлять терпение и [ни в чём] не ослушаюсь тебя» (18:69). Тогда аль-Хадир сказал ему: «Если ты последуешь за мной, ни о чём меня не спрашивай, пока я сам не расскажу тебе об этом» (18:70). Затем [Муса и аль-Хадир] двинулись в путь по берегу моря. [Через некоторое время неподалёку появился] какой-то корабль, и они попросили [людей, которые на нём плыли], взять их на борт. Аль-Хадир был известен [этим людям], которые взяли их, не потребовав никакой платы. Когда же они сели на корабль, аль-Хадир выломал доску из его [борта] с помощью молотка.

Муса сказал ему: «[Эти] люди взяли нас с собой, не требуя платы, а ты специально сделал [в борту] корабля дыру, чтобы потопить тех, кто [находится на корабле]? Ты совершил нечто [неподобающее]!».  [Аль-Хадир] сказал: «Разве я не говорил, что у тебя не хватит терпения, [чтобы быть] со мной?» [Муса] сказал: «Не укоряй меня за то, что я забыл, и не возлагай на меня тяжкое бремя» (18:71–73).Таким образом, в первый раз Муса [поступил так] по забывчивости. [Через некоторое время] прилетел воробей, который сел на борт и за-черпнул клювом воды из моря. [Увидев это], аль-Хадир сказал [Мусе]: «Моё и твоё знание по сравнению со знанием Аллаха всё равно что [та малость воды, которая уместилась в клюве] воробья, [по сравнению] с морем!» [Потом Муса и аль-Хадир] покинули корабль, и, когда они шли по берегу, аль-Хадир увидел мальчика, игравшего с [другими] детьми. Аль-Хадир схватил его за голову, оторвал её своими руками и убил его, а Муса сказал ему: «Неужели убил ты невинного человека не [в качестве возмездия за убийство]? Ты совершил неслыханное дурное дело!»  [Аль-Хадир] сказал: «Разве я не говорил, что у тебя не хватит терпения, [чтобы быть] со мной?» (18:74–75). Это [обвинение, предъявленное Мусой аль-Хадиру], было более серьёзным, чем первое. [Муса] сказал: «Если я спрошу тебя о чём-либо и после этого, больше не сопровождай меня, [ибо, если ты поступишь так] со мной, это уже [заслуживает] оправдания».  [После этого Муса и аль-Хадир продолжили свой] путь. Когда же они пришли к жителям одного селения, то попросили [этих людей] накормить их, но те отказались оказать им гостеприимство. [В этом селении] они обнаружили готовую обрушиться стену, и [аль-Хадир] поправил её (18:76–77) своими руками. Муса сказал: «Мы пришли к этим людям, а они не накормили нас и не оказали нам гостеприимства. При желании ты мог бы получить за это плату».[Тогда аль-Хадир] сказал: «Это [значит, что] нам с тобой [пришла пора] расстаться, [но] я объясню тебе смысл того, что ты не смог стерпеть.  Что касается корабля, то он принадлежал беднякам, которые работали в море. Я захотел нанести ему повреждение, ибо за ними находился царь, который силой отбирал [у владельцев] каждый [целый] корабль.  Что касается мальчика, то его родители являются верующими, и мы побоялись, что [когда он вырастет, то] станет притеснять их в силу своего произвола и неверия.  И мы захотели, что-бы Господь их даровал им вместо него [другого ребёнка, который будет] чище и ближе к милосердию [по отношению к родителям], чем этот.  Что же касается стены, то она принадлежит двум мальчикам-сиротам из города, а под ней находится принадлежащий им клад.

Отец их был праведником, и Господь твой пожелал, чтобы, достигнув зрелости, они извлекли [оттуда] свой клад по милости твоего Господа. [Ничто из] этого я не делал по собственному усмотрению. [Таково] истолкование того, [при виде] чего ты не смог проявить терпение» (18:77–82).

Затем Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Мы хотели бы, чтобы Муса проявил [больше] терпения, и тогда Аллах поведал бы нам о них [больше]!» [Бухари, № 4725; Муслим, № 2380].

Са‘ид ибн Джубайр передал, что Ибн ‘Аббас (да будет доволен им Аллах) также говорил: «Что касается мальчика, то он был неверным, а его родители были верующими».

Аллах Всевышний сказал: «Что же касается стены, то она принадлежит двум мальчикам-сиротам из города, а под ней находится принадлежащий им клад», и здесь речь идёт о золотой пластине, на которой были записаны мудрые [слова].

Слова аль-Хадира «по милости твоего Господа» указывают на то, что он был пророком и ничего не делал по собственной воле, но только по велению своего Господа.

Аллах Всевышний сказал: И [вспомните, как] Аллах взял с пророков завет: «Я дарую вам [нечто] из Писания и мудрости, и, [если] потом к вам явится посланник, подтверждающий истинность того, что с вами, вы непременно [должны] будете уверовать в него и помочь ему». Он сказал: «Согласны ли вы и принимаете ли на этих [условиях] то, что Я [на вас возлагаю]?» Они ответили: «Мы согласны». Он сказал: «Засвидетельствуйте, и Я буду [одним] из свидетелей вместе с вами» (3:81).

Таким образом, Аллах заключил с каждым пророком завет, взяв с каждого из них обещание, что он уверует в того пророка, который придёт после него, и будет помогать ему. Это стало обязательным и по отношению к Мухаммаду (мир ему и благословение Аллаха), который был последним пророком, и если бы аль-Хадир был его современником, то непременно последовал бы за ним, помогал бы ему и находился бы под его знамёнами во время битвы при Бадре, подобно Джибрилу и другим достойнейшим ангелам. Нет ни одного хорошего или даже слабого хадиса, который указывал бы на то, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) встречался с аль-Хадиром, которому будет посвящена отдельная глава нашей книги.

 Рассказы об аль-Хадире (мир ему)

Что касается аль-Хадира (мир ему), то выше уже приводился рассказ о том, как Муса (мир ему) отправился к нему в поисках ниспосланного свыше знания. Аллах Всевышний поведал об этом в суре «Пещера». Кроме того, в приведенном нами выше хадисе есть прямые упоминания об аль-Хадире, и в нём говорится, что человеком, направившимся на его поиски, был Муса, сын ‘Имрана, пророк израильтян, которому была ниспослана Тора.

Однако расхождения во мнениях относительно имени аль-Хадира, его происхождения, пророчества и жизни есть и поныне. Вероятнее всего, аль-Хадир (خضر ‘зеленеющий; зелёный’) — это прозвище, а Аллах знает об этом лучше.

Передают со слов Абу Хурайры (да будет доволен им Аллах), что Пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Аль-Хадира стали называть так из-за того, что, когда он сел на белую землю (фарва), она позеленела за его спиной» [Бухари, № 3402].

‘Абд-ар-Раззак сказал: «Фарва — это белая трава и всё прочее, что ей подобно», и он имел в виду сухие растения.

Аль-Хаттаби сказал: «Фарва — это белая земля, на которой ничего не растёт».

Аль-Хаттаби сказал: «Аль-Хадир получил такое прозвище за то, что он был красив и от лица его исходило сияние».

Всё это не противоречит тому, о чём говорится в хадисе о Мусе и аль-Хадире, но, если возникнет необходимость в объяснении причин, надёжнее всего полагаться на хадис, не придавая значения ничему иному.

Расхождения во мнениях относительно того, пророком являлся аль-Хадир или относился к числу близких к Аллаху[5]

В хадисе о Мусе и аль-Хадире сообщается, что, когда Муса и его слуга вернулись назад по своим следам и до брались до скалы, у которой они уже были, они увидели там человека, завернувшегося в свои одежды. Муса поприветствовал его, и тогда он открыл лицо, ответил на приветствие и спросил: «Откуда в твоей стране знают о таком приветствии? Кто ты?» Муса сказал: «Я — Муса». Человек спросил: «Пророк израильтян?» — и Муса ответил: «Да». В Коране приводится рассказ о том, что с ними было дальше, и в этом рассказе есть целый ряд указаний на пророчество аль-Хадира.

Во-первых, Аллах Всевышний сказал: [Там] они обнаружили одного из Наших рабов, которому Мы оказали Нашу милость и [передали часть] Нашего знания (18:65).

Во-вторых, в Коране сказано: Муса сказал ему: «[Могу] ли я последовать за тобой, чтобы ты научил меня тому, что было дано знать тебе о прямом пути?» [Аль-Хадир] сказал: «Поистине, у тебя не хватит терпения, [чтобы быть] со мной.

Как сможешь ты проявлять терпение, [сталкиваясь] с тем, чего не объемлешь знанием?» [Муса] сказал: «Если пожелает Аллах, ты увидишь, что я терпелив и [ни в чём] не ослушаюсь тебя».

[Аль-Хадир] сказал: «Если ты последуешь за мной, ни о чём меня не спрашивай, пока я сам не расскажу тебе об этом» (18:66–70).

 Это значит, что если бы аль-Хадир был просто человеком, близким к Аллаху, а не пророком, то Муса не обратился бы к нему с такой просьбой, а аль-Хадир не дал бы ему такой ответ. Муса просил разрешения сопровождать его, чтобы получить знание, которого у него не было и которым обладал аль-Хадир. Но если бы аль-Хадир не был пророком, он не находился бы под защитой Аллаха[6], и тогда Мусе, являвшемуся великим пророком и посланником и пользовавшемуся Его защитой, не было бы нужды так настойчиво просить поделиться знанием близкого, который не находился под защитой, изъявлять готовность долго искать его, а после встречи — проявлять перед ним смирение. Из этого следует, что аль-Хадир, как и Муса, являлся пророком и ему тоже ниспосылались откровения, однако помимо этого аль-Хадиру были известны такие пророческие тайны, в которые Аллах не посвятил Мусу, Своего собеседника и благородного пророка израильтян.

В-третьих, аль-Хадир убил мальчика, получив откровение от Всеведущего Царя, что является ещё одним указанием на его пророчество и явным доказательством того, что он находился под защитой Аллаха. Дело в том, что тому, кто близок к Аллаху, непозволительно осмеливаться убивать людей, руководствуясь лишь тем, что придёт ему на ум, поскольку его мысли не защищены Аллахом, в силу чего такой человек, по единодушному мнению улемов, может допустить ошибку. Что же касается аль-Хадира, убившего малолетнего ребёнка, то его поступок принёс огромную пользу, ведь ему было известно, что, когда этот мальчик вырастет, он не только впадёт в неверие сам, но и собьёт с пути истинного своих родителей, которые последуют за ним, ибо будут сильно любить его. Таким образом, аль-Хадир уберёг его родителей от неверия и наказания, что указывает на его пророческий сан и на то, что ему помогал Аллах.

В-четвёртых, объяснив Мусе истинный смысл своих поступков, аль-Хадир сказал: «[Ничто из] этого я не делал по собственному усмотрению» (18:82), имея в виду, что это делалось по велению Аллаха, которое было ниспослано ему в откровении.

Всё это указывает на пророчество аль-Хадира и не противоречит ни тому, что он, по мнению одних, относился к числу близких к Аллаху, ни тому, что он являлся посланником, как считают другие. Некоторые же считали, что он был одним из ангелов, но подобного мнения придерживались очень немногие. Однако то, что аль-Хадир являлся пророком, как было показано нами, доказывает, что люди, относившие его к числу близких к Аллаху и утверждавшие, что близкий, в отличие от тех, кто знаком лишь с внешними аспектами религиозного закона, может постигать истинную суть происходящего, ни на чём не основываются.

Жив ли аль-Хадир (мир меу) и по сей день?

Что касается расхождений во мнениях относительно существования аль-Хадира в наше время, то в большинстве своём улемы считают, что он жив и по сей день, и ссылаются на подтверждающие это хадисы и сообщения, которые будут приведены нами, если захочет Аллах Всевышний.

Однако все эти хадисы и сообщения являются весьма слабыми и не могут использоваться в качестве аргументов, когда дело касается религии. Кроме того, иснады большинства таких сообщений также слабы, если же они и являются достоверными, то восходят к сподвижникам или иным людям, которые не были защищены от возможности совершения ошибок, а Аллах знает об этом лучше.

Передают со слов Абу Са‘ида аль-Худри (да будет доволен им Аллах), что однажды Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), который долго рассказывал им о Лжеце (ад-даджжаль), среди прочего сказал: В тот день, когда явится Лжец, которому будет запрещено входить в Медину, к нему выйдет лучший из людей (или: один из лучших) и скажет: «Свидетельствую, что ты и есть Лжец, о котором нам рассказывал Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха)Лжец спросит: «Скажите, если я убью этого человека, а потом оживлю его, останутся ли у вас сомнения?»[7] [Люди] скажут: «Нет», и тогда он убьёт и оживит [этого человека], воскреснув же, тот скажет: «Клянусь Аллахом, сейчас я лучше чем когда-либо знаю, что ты — [лжец]!» — после чего тот снова захочет убить его, но сделать это ему будет не дано» [‘Абд-ар-Раззак, № 20824; Бухари, № 7132; Муслим, № 2938].

Ма‘мар сказал: «Дошло до меня, что на горле у него будет пластина из меди, и дошло до меня, что тем, кого убьёт, а потом оживит Лжец, будет аль-Хадир[8]» [Тафсир Табари, т. 11, с. 393)].

Факих Абу Исхак Ибрахим ибн Мухаммад ибн Суфьян, который передавал хадисы из «Сахиха» Муслима, сказал: «Говорят, что этим человеком будет аль-Хадир, однако слова Ма‘мара и других “Дошло до меня” аргументом служить не могут».

Шейх Абу аль-Фарадж ибн аль-Джаузи, который посвятил один из своих трудов изучению относимых к категории «марфу‘» хадисов на эту тему, показал, что эти хадисы являются подложными. Кроме того, он убедительно доказал, что иснады возводимых к сподвижникам, последователям и улемам более позднего времени сообщений на эту тему являются слабыми[9].

К числу улемов, считавших, что аль-Хадир умер, относятся аль-Бухари, Ибрахим аль-Харби, Абу аль-Хусейн ибн аль-Мунади и шейх Абу аль-Фарадж ибн аль-Джаузи, который обосновывал свою точку зрения целым рядом аргументов.

Так, например, он ссылался на то, что в Коране сказано «И до тебя Мы не даровали бессмертия ни одному человеку» (21:34), и указывал, что, поскольку аль-Хадир также являлся человеком, это, несомненно, касается и его. Следовательно, как-то выделять аль-Хадира в этом отношении можно только на основании достоверных и заслуживающих доверия указаний, наличие которых не выявлено. Кроме того, он указывал на то, что Аллах Всевышний сказал: И [вспомните, как] Аллах взял с пророков завет: «Я дарую вам [нечто] из Писания и мудрости, и, [если] потом к вам явится посланник, подтверждающий истинность того, что с вами, вы непременно [должны] уверовать в него и помочь ему». Он сказал: «Согласны ли вы и принимаете ли на этих [условиях] то, что Я [на вас возлагаю]Они ответили: «Мы согласны». Он сказал: «Засвидетельствуйте, и Я буду [одним] из свидетелей вместе с вами» (3:81).

Ибн ‘Аббас (да будет доволен им Аллах) сказал: «Посылая к людям любого пророка, Аллах брал с него завет, говоря, что, если Мухаммад (мир ему и благословение Аллаха) будет послан при жизни этого пророка, тот должен будет уверовать в него и помогать ему. И Аллах повелевал каждому пророку брать завет с членов его общины и требовать от них, чтобы они уверовали в Мухаммада(мир ему и благословение Аллаха) и помогали ему, если он будет послан при их жизни».

Аль-Хадир должен был выполнить эти требования независимо от того, пророком он являлся или близким к Аллаху, и, если бы аль-Хадир был жив при жизни Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), наилучшим для него было бы явиться к Мухаммаду, уверовать в то, что Аллах ниспослал ему, и помогать ему в борьбе против его врагов.

В своём «Муснаде» имам Ахмад приводит хадис Джаби-ра ибн ‘Абдуллаха, да будет доволен Аллах ими обоими, который передал, что Посланник Аллаха(мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Клянусь Тем, в Чьей длани душа моя, если бы Муса был жив, он не мог бы не последовать за мной».

Указанием на это служит приведенный выше аят, смысл которого состоит в том, что все пророки последовали бы за Посланником Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и подчинились бы ему, будь они его современниками. Встретившись с ними во время ночного путешествия, Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) поднялся выше всех, а когда они спустились в Иерусалим и настало время молитвы, Джибрил по велению Аллаха велел ему стать для них имамом, и он руководил их молитвой. Это указывает на то, что он (мир ему и благословение Аллаха) является величайшим имамом и последним посланником, который будет идти впереди других.

Таким образом, если бы аль-Хадир был жив, он непременно стал бы одним из членов общины Мухаммада(мир ему и благословение Аллаха) и следовал бы установлениям его Шариата. В ряде хадисов сообщается, что в конце времён, после второго пришествия ‘Исы, сына Марьям, одного из обладавших решимостью и последнего пророка из числа израильтян, он будет судить людей, руководствуясь этим Шариатом и ни в чём не отклоняясь от него. Нет ни одного достоверного или хорошего хадиса, в котором сообщалось бы, что аль-Хадир встречался с Посланником Аллаха ((мир ему и благословение Аллаха) или участвовал с ним в каком-нибудь сражении, а в день битвы при Бадре Пророк (мир ему и благословение Аллаха) воззвал к своему Господу с мольбой о помощи и победе над теми, кто не веровал в Него, и сказал: «О Аллах, если Ты погубишь этот отряд, никто не будет поклоняться Тебе на земле!» [Муслим, № 1863].

В то время в составе этого отряда были не только достойнейшие мусульмане, но и достойнейшие ангелы, и аль-Хадир непременно находился бы под знамёнами ислама.

Кади Абу Я‘ля Мухаммад ибн аль-Хусейн ибн аль-Фарра сказал: «Одного из наших товарищей[10] спросили: “Умер ли аль-Хадир?” Он сказал: “Да”, и до меня дошло, что такого же мнения придерживался Абу Тахир ибн аль-Гибари, который говорил, что, если бы аль-Хадир был жив, он непременно явился бы к Посланнику Аллаха(мир ему и благословение Аллаха) ».

Из книги Ибн Касира: Рассказы о пророках

____________________________________________________________________

[1] Аль – Хадир — не названный в тексте Корана по имени праведный раб (согласно традиции, его имя خضر — Хадир, или Хидр, или Хизр), который знал больше Мусы (мир ему), о чём подробно говорится в хадисе на с. 677. По мнению некоторых улемов, Хадир — один из пророков, живших во времена Мусы (мир ему).

[2] «Муса сказал своему слуге…» — Слугой Мусы был Юша‘ ибн Нун (мир ему).

[3] «…они забыли о своей рыбе, [которая выбралась из корзины] и поплыла своим путём по морю…» — Аллах  сообщил Мусе, что он встретится с аль-Хадиром там, где исчезнет рыба, которую они возьмут с собой в путь, о чём забыли Муса и его слуга. Когда они достигли этого места, Аллах оживил рыбу, которая выбралась из корзины и уплыла.

[4] Имеется в виду, что они достигли искомого места и двинулись дальше.

[5] В хадисах многозначное слово вали ولي часто используется в значении ‘близкий к Аллаху, приближённый к Аллаху’, то есть человек, отличающийся крайним благочестием, неуклонно выполняющий все свои религиозные обязанности и делающий многое другое помимо этого.

[6] Имеется в виду, что пророки были защищены от совершения грехов и любых неподобающих их положению поступков.

[7] То есть будете ли вы и дальше сомневаться, что я — Мессия, сын Марьям?

[8] Утверждение, которое передаёт Ма‘мар, никак не аргументировано, поскольку неизвестно, кому оно принадлежит. По мнению учёных, занимавшихся изучением этого вопроса, аль-Хадир, вероятнее всего, умер до рождения Пророка (мир ему и благословение Аллаха), о чём автор подробно говорит дальше. Вот почему Ибн аль-‘Араби сказал: «Я слышал слова людей, которые говорили, будто тем, кого убьёт Лжемессия, будет аль-Хадир, однако подобные утверждения бездоказательны». См. также [Фатх Аль-Бари,т. 13, с. 104].

[9] Имам Ибн Каййим аль-Джаузи пишет: «Все хадисы, в которых упоминается об аль-Хадире и его жизни, являются подложными, и нет ни одного достоверного хадиса о его жизни» [Манар аль-муниф].

[10] Здесь имеется в виду один из улемов ханбалитского мазхаба

И в заключении, хвала Аллаху – Господу миров!

Материал подготовлен редакцией сайта www.takwaa.com

(76)

takwa Сайт «Такуа — Богобоязненность», на котором будут собираться самые лучшие статьи, новости и также любая другая полезная информация, прошедшая через три фильтра – Коран, Сунну и понимание сподвижников!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Закрыть